Социофобия и жажда общества

Я не раз говорил о пользе самодостаточности и убытках привязанности. Эта статья — что-то вроде оговорки 

Искатели, увлеченные психологией и эзотерикой, часто возводят самодостаточность в ранг обязательного для достижения идеала, а привязанность воспринимают паршивым изъяном. И кроется за этим маневром обычно оправдание собственной социофобии (страха перед обществом).

Далее буду говорить о значении общества для отдельной личности. Начну немного издалека.

Социофобия и жажда общества

С незапамятных времен особи, склонные к уединению, отрывались от стада, поэтому хуже выживали и размножались. В итоге свои гены, содержащие самодостаточность и бесстрашие, не успевали передавать потомкам.

Особи неравнодушные к отношениям размножались активней и передавали по наследству свой страх одиночества будущим поколениям. Преемники процеживали страх своей психикой по новому кругу: отфильтровывались гены оторванных от стада индивидов, и закреплялось наследие особей, привязанных к компании.

Представьте остров с обитателями. Часть островитян стремится остров покинуть, а другая — на нем остаться. Оставшиеся дают на острове потомство — детей, которые наследуют гены родителей, и в том же семейном духе цепляются за привычное пространство. Через десяток поколений уже никто уплывать с острова не хочет, потому что все его население — это наследники предков, пожелавших остаться.

Теперь представьте, что остров — это жизнь на земле. Здесь остаются и передают свой генотип обитатели, склонные заводить отношения и размножаться.

Жажда отношений, проходя через тысячи поколений, снова и снова закреплялась, усиливалась и обрастала богатой палитрой новых оттенков. Их-то мы и зовем обобщенно «любовью».

Теперь вспомните, какое влияние «любовь» оказывает на все-все в жизни. Загляните в себя. Ваш ум — апогей кристаллизованных инстинктов выживания и размножения. Все, что вы чувствуете — отборное наследие древности.

Рекомендуем:  Если хотите прожить дольше 90 лет, вино поможет не меньше, чем спорт

В современном человеке любовь и страх стали центральными стимулами души. Они засели так глубоко, что намерение их превзойти — это чаще всего самонадеянная наивность; а предельная одухотворенная самодостаточность — красивый фантастический идеал.

Мы — потомки древних «островитян».

Otvetnavse.net